21:21 

Монохромная теща

kica18
Название: Монохромная теща
Фендом: Monochrome Factor
Автор: Artyy-Tegra (при моральной поддержке Визави)
Бета: Визави
Пейринг: Акира/Широгане
Рейтинг: PG-15
Жанр: сиквел Monochrome Wedding, стеб, сенен-ай, POV, антимерисью, кавайная чушь ^_^
Предупрежедние: Это не ООС, это гормоны)
Дискламер: не вопрос)




Мое имя Никайдо Акира. Мне уже 19 лет, я Стрелец, у меня третья группа крови, каштановые волосы, серо-зеленые глаза... и мой муж, Широгане, на пятом месяце беременности. Как это ему вообще удалось – тайна за семью печатями, известная лишь Ками-сама. Я спрашивал неоднократно, но он отмалчивается аки партизан на допросе. Так что мне остается только принять факт беременности моего дорогого супруга.
– Акира-кун! – радостно восклицает Широгане, обняв меня сзади за плечи и тем самым прервав блаженный отдых в кресле. Он так любяще целует меня в щеку, что даже пропадает желание бурчать.
– Да, милый? – вздыхаю я и перетаскиваю Широгане к себе на колени. У него уже появился кругленький животик, на который я с умилением кладу руку. Когда мы поженились, я уж было подумал, что никогда не стану отцом, но Широгане моментально переубедил меня в этом. Наверное, поэтому я так быстро справился с шоком и полностью предался прелестям жизни будущего папаши.
– У меня для тебя чудесная новость! – улыбается Широгане, пока я любуюсь, как ему идет нежно-голубая одежда для беременных.
– Какая? – ласково целую я его в носик.
– К нам едет моя мама!
ОЙ, ПЛЯ!..
– Э... любимый, что ты хочешь этим сказать?
– Ну, моя мама очень волнуется: как у меня дела, как проходит беременность... ведь на нашей свадьбе мы с ней толком и не поговорили. Она даже не знакома с тобой!
Широгане... милый... ты не поверишь, но этот факт меня нисколечки не огорчает!
– Ну, да, вообще-то... – чешу затылок. До сего момента я еще не был уверен до конца, но теперь сомнений не осталось: Ками-сама издеваеццо.
– Вот и прекрасно! – хлопает в ладошки Широгане. – Она приедет завтра после обеда!
ЧТО?! ТАК СКОРО?!!
– А сейчас мы пойдем на УЗИ, а после – в супермаркет за продуктами! – продолжает Широгане. Он достает из ящика доппель с длинными ресничками и небольшой грудью, наступает на него и превращается в человека... более того – в женщину. Да-да, такой доппель – мол, вон до чего техника дошла. С его помощью мы могли спокойно ходить по магазинам, и даже в женскую (Ками-сама, ты точно садист!) консультацию.
– Ладно-ладно, милый, – тяжело вздыхаю. Интересно, когда я стал такой тряпкой?.. Эх...
Нежно чмокнув Широгане в сложенные бантиком губки, я беру его под руку и вывожу из дому.

– Миссис Широгане Никайдо! – зовет маленькая медсестра, выглянув из двери кабинета. – Прошу, доктор вас ждет!
Довольно заулыбавшись, Широгане милыми глазками смотрит на меня. Ну да, что делать? Совсем разленился, любимый... давно тебя кокучи не гоняли. Хотя... если бы на нас сейчас напали, то мне бы пришлось сражаться самому, пока ты указывал бы мне пальцем ноги, кто и откуда на меня бежит.
Помогаю ему встать и провожу в кабинет. Расстегиваю пуговицы на красиво облегающей животик хлопковой блузке (да-да, это мы тоже сами уже не можем) и усаживаю на кушетку.
Доктор выдавливает на животик гель и начинает водить аппаратом, рассматривая изображение на экране. На несколько секунд он задумчиво замирает, хмурит брови, наклоняется к Широгане и что-то шепчет ему на ухо. Сначала я сжимаю кулаки и тихо рычу… но ревность быстро сменяется нехорошим предчувствием, когда Широгане подленько хихикает:
– Нет, пускай будет сюрприз!
Мда, зная Широгане... Кажется, у меня волосы встали дыбом, причем не только на голове...
– Ну, все в полном порядке! – улыбается доктор. – Хотите узнать пол?
– Конечно! – хлопает в ладоши Широгане. Ну да, моего мнения никто спрашивать не собирается... хотя, видимо, когда придет время «сюрприза», у меня и так похолодеют конечности.
– Тогда... миссис Никайдо, у вас будет девочка!
– УРА!!! – «миссис» Никайдо готов взлететь от счастья под потолок.– У меня будет дочка! Я смогу научить ее всему, что знаю сама!
Мысленно перекрестившись левой пяткой и правой ягодицей, я вытираю гель мягким полотенцем, застегиваю на Широгане блузку, благодарю доктора и вывожу сина из кабинета.

– Я хочу это!!! – капризно заявляет Широгане, став посреди супермаркета в фирменной позе «Руки-в-боки».
– Но, милый, я не думаю...
– Думать нужно было до того, как мы поженились! – заявляет он. И правда, чем, ну чем я думал?! – А теперь, извини, моя очередь!
– Хорошо, любимый, как скажешь, – устало вздыхаю я и кладу в тележку бюстгальтер для кормящих матерей.
– И еще!.. – кавайно хлопает ресничками Широгане, чувствуя, что одержал моральную победу.
– Широгане, это...
– Ну А-а-акира-ку-у-ун! – канючит он, надувая губки. – Купи мне этот розовый пеньюарчик! Пожа-а-алуйста!
– Ладно, – обреченно вздыхаю я. – Твоя взяла...
– И эти красненькие стринги! И эти пушистые тапочки в форме котят! И вон те кружевные чулочки...

Ну вот, наконец-то мы дома – в нашем небольшом домике, купленном на деньги, подаренные Мастером на свадьбу (и, похоже, взятые из казны реев)... Я с блаженством усаживаюсь в кресло. Наконец-то, отдых!..
– Акира-кун! – слышу хитренький голосок, от которого кровь стынет в жилах. – Ну что ты сидишь! Уже три часа дня! Завтра ведь приедет моя мама, нам нужно сделать уборку!
Естественно, под «нам» Широгане понимает мой рабский труд под своим непосредственным командованием.
– Конечно, дорогой! – улыбаюсь я, в душе убиваясь об стенку. – Я безумно рад тому, что приезжает твоя мама, и я очень хочу, чтобы ей у нас было удобно! Да я и не устал нисколечки за неделю сессии в университете, и работа у меня совсем не тяжелая! Так что давай, пошли, будем наводить порядок!
В ответ Широгане только мило улыбается, чмокает меня в щеку... и вручает ведро со шваброй, а сам располагается в моем любимом кресле.

Спина болит. Руки и ноги отваливаются. Чувствую себя так, будто всю ночь разгружал вагоны. Ну и черт с ним, зато в доме чисто и убрано – и значит, у тещи будет на один повод для придирок меньше.
Подхожу к креслу, в котором все еще сидит Широгане, и слышу какое-то зверское чавканье. Меня охватывает чувство острого беспокойства: сегодня днем в супермаркете, когда Широгане вошел в раж, я купил ему тортик, сгущенку и банку селедки. Но я и представить не мог, что он положит филе селедки на тортик, польет сию массу сгущенкой, выложит сверху орнамент из соленых огурцов – и, более того, станет ВСЕ ЭТО есть!
– Э-э-э... дорогой... – икаю я, пребывая в нешуточном офигении. – Почему ты это кушаешь?
– Да так, захотелось вдруг! – солнечно улыбается мой муж. – Хочешь попробовать? – любяще интересуется он, предлагая мне кусочек своего лакомства.
– Не-е-ет... спасибо, любимый! – стараюсь непринужденно улыбнуться. Я молча разворачиваюсь, иду на кухню и возвращаюсь через пять минут с большой миской нарезанной соломкой свежей капусты.
– Акира-кун, а что это у тебя? – любопытствует Широгане.
– Капустка. Очень вкусно и полезно. Хочешь?
– Хочу! – радостно восклицает он и откладывает в сторону селедочный торт.
– Кушай на здоровье, моя зайка! – улыбаюсь я и, пока он увлечен капустой, тихонечко забираю торт и отношу на кухню. Быстро запихиваю сей деликатес в мусорное ведро, для пущей безопасности накрыв сверху скомканными пакетами из супермаркета.
– Ну как, вкусно? – интересуюсь, вернувшись к своему захваченному креслу.
– Угу, – кивает Широгане, хрумкая капустой.
– Вот и славно, – с облегчением вздыхаю я, сажусь на край кресла и тихонечко перетаскиваю увлеченного капустой сина к себе на колени.

А все-таки, Широгане идет этот пеньюарчик! Он в нем такой красивый... что мной овладевает желание поскорее избавить мужа от него. И коварные глазки сина выказывают полное со мной согласие.
Приобнимаю Широгане и целую в шейку, слыша, как он довольно мурчит в ответ. Запускаю руку под пеньюарчик и начинаю гладить животик. Прижимаюсь к нему губами... и вдруг чувствую довольно-таки неслабый удар в челюсть!
– Акира-кун! – восторженно ахает Широгане. – Наш малыш толкается!
– Да, видать, сильная у нас будет дочурка, – тяжко вздыхаю я, потирая челюсть.
– ОЙ, СНОВА! – он радостно хватает мою руку и прижимает к своему животу. Мда, разгулялась девчонка. Такое впечатление, что она там бои без правил устроила. ОГО! Еще один удар – и я чувствую, как под рукой прогибается живот!
– Это что, Чужой?! – хихикаю я.
– Ну, ты!.. – обиженно надувается Широгане, отворачивается и ложится на бок. – Чужой... Какой, к черту, чужой?! Твой со всеми потрохами!
– Милый, ну что ты... – спохватываюсь и обнимаю его, но Широгане только недовольно дергает плечом. – Ну, извини...
Реакция та же. Ладно. Утро вечера мудренее. Выключаю светильник и укрываюсь одеялом. Однако когда я понимаю, что Широгане уснул, прижимаюсь к нему и обнимаю. Во сне син переворачивается на другой бок, лицом ко мне. Улыбаюсь и целую его в лобик. Как же я его все-таки люблю!
Чувствую радостный толчок, еще один... даже во сне не унимается! Эх, папина дочурка!
Вздыхаю и сильнее прижимаю Широгане к себе. Тот довольно сопит... Не могу! Легонечко целую его и замечаю, как приоткрылись глаза...
– Извини, я разбудил тебя, – шепчу без тени раскаяния.
– Да ничего, – улыбается син и игриво перебирает пальчиками по моей шее. Расплываюсь лужицей. Начинаю гладить животик, ласкать шейку и грудь, снова запускаю руку под пеньюарчик: все-таки, нужно, нужно его снять!
– Акира-кун... – томно шепчет он, проводя невесомыми руками по моим плечам. Голова кругом!..
– Да, любимый!
– Акира-кун... не мог бы ты... – стонет Широгане, запуская пальцы в мои волосы.
– Да, милый, да, все что угодно!
– Акира-кун... принеси мне еще капустки, пожалуйста!
– Хорошо, дорогой, – страдальчески вздыхаю я, целую раскаваенного сина в щечку и топаю на кухню.

* * *

Угрюмый взгляд из-под густых бровей; размеры 140 Ч 120 Ч 140; торчащая из родинки на подбородке трехсантиметровая волосина; рука, привыкшая сжимать ручку сковородника; сладкая улыбка, которая исчезает, как только любимое чадо отворачивается и зять остается с этим чудовищем лицом к лицу – именно такой анекдоты и байки рисуют стандартную тещу. Я готовился к встрече с мамой Широгане не зная, стоит ли им верить.
Но когда эта... кхм... женщина переступила порог моего дома, я осознал: да, стоит.
– Мама!!! – радостно восклицает Широгане, кинувшись на шею тому, что я бы не рискнул назвать даже папой. Мда... как любит пошутить природа! У Широгане, такого изящного и женственного (когда дело не касается чего-то серьезного, естественно), такая... экстравагантная мама. Вот мне интересно, может, Широгане на самом деле рожал его папа?
– Сыночек, как я рада тебя видеть! – тараторит мама, обнимая любимое чадо (которое, кстати сказать, даже сейчас не расстается с полной капусты миской). – Как я счастлива! Никогда бы не подумала, что мой сын станет мамой! – всхлипывает ОНО, поглаживая животик Широгане... мне кажется, или этот герой Стивена Кинга действительно как-то недобро на меня зыркнул?..
– Мамочка, знакомься, это Акира, мой муж! – счастливо улыбается Широгане, повиснув у меня на руке. Эх, милый, если бы ты только представлял, на какие жертвы я иду ради тебя...
– Так это тот самый Акира? – недоверчиво хмурится мама. – Что-то худой он какой-то... аппетит плохой, болеет? Мальчик, а как у тебя в семье по части наследственных заболеваний?
– Э-э-э-э...
– Э-э-э-э! – кривится она. – У него что, проблемы с речевым аппаратом? Да и вообще, какой-то он у тебя... Вот Рюуко был настоящим мужчиной! На него смотришь – глаз радуется! И почему ты променял его на этого доходягу?
ДОХОДЯГУ?! Ну, мама, встретились бы мы с вами в темной подворотне – посмотрели б, кто из нас доходяга!
– Мама, так ведь это и есть Рюуко! – напоминает Широгане. – Просто он еще не пробудился!
– Зато, не пробудившись, ребеночка тебе уже сделал!
– Ну и?.. – не выдерживаю я. – Мой муж, хочу – делаю ребенка... да хоть десятерых сделаю! – немного повышаю голос, хоть и слабо представляю, как у нас и один этот ребенок получился.
– Угу, все вы умные детей делать! А вот рожать-то моему Широгане!
– Мама, успокойся, все хорошо, я действительно очень счастлив. И Акира-кун, не повышай, пожалуйста, голос на маму! – говорит он тем своим тоном, от которого кому угодно поплохеет. Ну вот, теперь я еще и виноват!
– Ладно-ладно! Извините, мама! – выпаливаю я тоном «да чтоб вы сдохли!».
– Вот, так-то лучше! – непринужденно улыбается син. – Мама, проходи! Я сейчас на кухню сбегаю, там обед уже почти готов!
– Так Широгане у тебя за домохозяйку? – фыркает мама и придирчиво проводит пальцем по тумбочке. – И в доме свинарник. Конечно, мой Широчка не может везде успевать, если он не сделает что, то так оно и будет!
ЧТО?! Ну, это вообще наглость! Да я тут вчера весь дом вылизал, пока ее Широчка сидел и расслаблялся! Сегодня все утро у плиты проторчал, картошку чистил, всю черную кухонную работу выполнял, а Широчке осталось только в свое удовольствие покулинарить и разложить все по тарелкам! И Я ТУТ ЕЩЕ ПОЛУЧАЮСЬ ЭКСПЛУАТАТОРОМ?!
– Ты смотри мне, – рычит мама, схватив меня за руку, – не обижай моего сына. Я буду за тобой следить!
Нет, все, я убью этого косящего под женщину орангутанга! Доппель!..
– Обед готов, проходите! – слышу из кухни голос Широгане. Через секунду син показывается сам – в белом передничке, который так идет к его животику, что я моментально таю и забываю о повисшем на мне наместнике дьявола. – Ой, вижу, вы подружились! – радостно хлопает Широгане в ладошки. – Я так рад, что вы поладили! Идите скорее, а то остынет!
Выдавив из себя что-то отдаленно напоминающее счастливую улыбку, я направляюсь к обеденному столу. И не нужно быть профессором психологии, чтобы понять: взгляд мамы совершенно определенно обещает превратить мою жизнь в ад.

– Акира-ку-у-ун, – сладко мурчит Широгане, закрыв за собой дверь в нашу спальню. На нем любимый пеньюарчик, чулочки и красные стринги.
– Да, милый? – устало вздыхаю я. День, проведенный с его мамой, вымотал меня как морально, так и физически.
– Я тобой горжусь! Ты так хорошо показал себя перед мамой! Все было практически безупречно! – довольно говорит он, подходя к кровати соблазнительной походкой. Однако я так устал, что уделяю этому намного меньше внимания, чем мог бы.
– Правда? А мне показалось, она меня ненавидит, – тяжко вздыхаю я, в то время как Широгане по-кошачьи залазит в постель и прижимается ко мне. Чувствую исходящий от него запах капусты, которую он практически не перестает лопать.
– Акира-кун, ты преувеличиваешь, – сладко шепчет син, касаясь губами моих ключиц.
– Да ну? – хмыкаю я, все еще сохраняя спокойствие.
– Мама очень добрая. Тебе просто стоит получше ее узнать, и вы подружитесь, – интересно, когда он успел стащить с меня футболку?..
– Если до этого она меня не убьет.
– Брось, – улыбается Широгане и захватывает губами мой сосок. Сохранять спокойствие становится намного труднее.
– Ну... просто... – пробую сказать я, но тут Широгане проводит язычком по моей груди, покрывает поцелуями шею, и... ОХ, ЧЕРТ, целует за ухом! Ну, все, нарвался! Быстро переворачиваю его на спину и начинаю дико целовать. Таки я сниму этот пеньюарчик!.. Так, мы стонем – это хороший признак! Резко спускаюсь вниз, целую бедра, провожу языком под коленкой, медленно, смакуя, поднимаюсь, касаюсь губами животика...
Есть! Одно ловкое движение – и пеньюарчик уже валяется где-то на полу! Заводясь еще больше от стонов Широгане, прихватываю зубами стринги, немного тяну на себя... и слышу, как дверь, распахнувшись, ударяется об стенку, и с порога доносится этот противный голос:
– Я зашла пожелать вам спокойной ночи!
Причем в голосе нет и нотки неловкости от того, что нарушаешь личное пространство. Более того, когда я ловлю на себе взгляд этого чудища, то понимаю, что она смотрит на меня не как на человека, собравшегося заняться любовью со своим мужем, а как на маньяка, вознамерившегося изнасиловать в подворотне благородную девицу!
– Спокойной ночи, мама! – смущенно говорит Широгане, прикрывшись одеялом.
– Сладкий снов, сынок! – улыбается она (за одну эту улыбку ее уже стоит удавить!) и выходит из комнаты.
Хм, интересно, если я ночью прокрадусь в ее спальню, придавлю подушкой, а утром скажу, что так оно и было... прокатит?
– Знаешь, любимый, твоя мама начинает немножечко, совсем капельку, меня напрягать, – вздыхаю я, устало падая на спину.
– Акира-кун, ну успокойся, ничего страшного. Не могла же она знать...
– Ну да, молодая семейная пара – которой, кстати, удалось как-то зачать ребенка даже несмотря на то, что оба они парни – уединяется ночью у себя в спальне. Кто бы мог подумать, что они вдруг захотят заняться любовью?!
– Просто не подумал человек, вот и все! – примирительно улыбается Широгане, легонько целуя меня в губы. Ну вот, и как ему это удается? Теперь мне даже возражать не хочется. Его руки медленно стягивают с меня пижамные штаны и умело пробегаются по телу. Когда же он садится мне на бедра и немного потирается, я понимаю, что уже завелся! Кладу руки ему на талию, сильнее прижимаю к себе, а он наклоняется, покрывает шею страстными поцелуями... и я чувствую, как на коже остается приличный засос! Все, это была последняя капля! Доигрался, милый!
Ой, удивлюсь я, если мама Широгане не слышит этих стонов! Еще бы, чтобы не закричать во весь голос, син закусывает губы, крепко сжимает в кулаках простыни... То-то же, милый! Не знал, что я так могу? Погоди, это еще цветочки!
Кладу его ноги себе на плечи, провожу ладонью по животу... и чувствую толчок!
– Акира-кун, он шевелится! – радостно вскрикивает Широгане и... спихивает меня с себя (из-за чего я, больно ударившись, падаю на пол), вскакивает с кровати, накидывает халатик и выбегает из спальни. – МАМА, он шевелится!!!
Ну вот, Никайдо Акира, теперь у тебя есть четкое доказательство того, что Ками–сама ненавидит тебя как сатанисты – гламурную блондинку!

* * *

– Акира-кун, ты что, сердишься? – виновато вздыхает Широгане, втирая мазь в мою ушибленную после вчерашнего падения спину.
– Нет, милый, все в порядке, – успокаиваю я его. Ему сейчас нельзя расстраиваться. К тому же, когда он нежно целует меня в щеку, я не могу ничего, кроме как растечься в улыбке.
...Вот если б еще это чудище морское не выплыло на глаза!
– АХ ТЫ, ПОДЛЕЦ! – орет она, схватив меня за ухо.
– Мама, что ты вытворяешь! – возмущается Широгане. Ну вот, хоть за что-то спасибо!
– Что я вытворяю?! Неужели сам не видишь?! Этот паршивец изменяет тебе!
– Мама, простите, я не знаю, что вы принимали перед сном, но это уже переходит всякие границы! Я люблю Широгане и скорее выпью яду кокучи, чем изменю ему!
– Тогда откуда у тебя ЭТО?! – рычит мамаша, тыкая пальцем в мою шею и больно сдавливая вчерашний засос.
– Как откуда?! – удивляюсь я. – А догадайтесь!
– Я и догадалась! Изменяешь моему сыночку!
– Что значит изменяю?
– А то и значит! Кто тебе этот засос поставил?!
– Так Широгане и поставил! – пытаюсь вырваться я, но ухо только начинает сильнее болеть.
– НЕ ВРИ! – орет она так, что даже медвежонок гризли в истерике спрятался бы в глубины берлоги. – Мой Широчка хороший мальчик, и никогда бы не поставил кому-то такой вульгарный засос! Так что!..
– Мама, прекрати! – Широгане героически становится между мной и мамой. – Это действительно я поставил ему засос!
– Быть не может! – фыркает мама, все же выпустив мое ухо.
– Да ну?! Мама, как вы думаете, откуда это взялось?! – указываю я на животик Широгане. – От духа святого?!
Пробурчав что-то, мама разворачивает и поспешно удаляется.
– Акира-кун, присядь, – заботливо шепчет Широгане и прикладывает к моему уху что-то холодное.
– Ну вот, теперь не нужно доказывать, что твоя мама меня ненавидит?
– Даже не знаю что сказать, – грустно вздыхает син.
– Видите ли, не мог ее сыночек своему мужу засос поставить! Слушай, может рассказать ей, как мы с тобой в моей прошлой жизни лишились девственности в саду на травке? А то уж больно она у тебя идеалистична!
– Брось, Акира-кун, не нужно ей знать такие подробности! – краснеет Широгане. – Просто... я попробую позже с ней поговорить, ладно? – целует мое пострадавшее ухо.
– Ладно-ладно, – вздыхаю я и позволяю ему положить голову мне на плечо.

* * *

Конечно, этот монстр под названием «мама» больше не устраивал подобных сцен, но и о том, что не собирается сдаваться, дал понять. Моя жизнь превратилась в семь кругов ада, с тещей в роли Люцифера. Мелкие гадости, которые не бросались в глаза Широгане, посыпались на меня как из рога изобилия. А тот факт, что уезжать она, похоже, в ближайшее время не собиралась, возносил меня на вершину блаженства!
Неделя пронеслась так быстро и незаметно, что каждый прожитый день казался мне вечностью. Бесконечные завуалированные издевки и подколки, загрузки работой по дому, постоянные поучения... ладно бы уже, я бы пережил. Но хуже всего то, что благодаря заботе мамочки нам с Широгане так и не удавалось остаться наедине! Мамаша часто забегала проведать своего сынульку на протяжении ночи... и, в конце концов, перетащила его спать к себе: мол, с мамой лучше! Так он у нее в комнате и спал... вместе с миской капусты.
И вот, однажды темной ночью я лежал один в кровати и чувствовал себя в высшей мере брошенным и никому не нужным. Ками-сама, это что, расплата за те времена, когда я отвергал чувства Широгане? Мол, выпихивал его из своей кровати, выпихивал, а теперь мучайся! Да, мучаюсь! Ты рад?
Переворачиваюсь набок, смотрю на его пустующую половину кровати. Так хочется прижаться к нему, крепко-крепко обнять...
СТОП! КАКОГО ЧЕРТА?! Да муж я ему или кто?!
Злобно зарычав, я встаю с кровати и иду спасать своего мужа из вражеского плена.
Тихонечко прохожу до комнаты тещи, заглядываю в дверь – спят сопя в обе дырочки. Отлично! Подкрадываюсь к Широгане и тихонечко беру его на руки. Мда, любимый, потяжелел ты с этим пузиком... Впрочем, я, к счастью, никогда хилым не был, так что хоть и кряхтя, но смог донести своего супруга до нашей спальни. Пару раз он начинал ворочаться, но все же не проснулся. Так что спустя несколько минут я осторожно положил его на кровать, лег рядом, укрыл и обнял. А в ответ почувствовал, как из животика Широгане исходит радостный толчок.
МОЙ! И не дождетесь, мама. Не дождетесь!

* * *

– Акира-кун? – ласково, хоть и удивленно, зевает Широгане, проснувшись утром в моих объятиях.
– Доброе утро, милый, – улыбаюсь я и нежно его целую.
– А... как я здесь оказался?
– Я тебя похитил, – непринужденно мурчу, зарываясь носом ему в плечо.
– СЫНОЧЕК!!! – доносится из коридора зверский рев.
– Ну вот, – тяжко вздыхаю я. Через секунду дверь комнаты распахивается:
– ТЫ, НЕДОГЛИСТ, ГДЕ МОЙ ШИРО!.. ШИРОГАНЕ, СЫНУЛЯ!!! – теща радостно кидается обнимать оторопевшего Широгане.
– Недоглист? – рычу я, хотя внимания на меня, похоже, не обращают.
– Сыночек, я так испугалась, когда не нашла тебя рядышком! – лепечет мамаша. – ТЫ! – гневно рявкает она, наконец обратив на меня внимание. – ДА КАК ТЫ ПОСМЕЛ?!!..
– Что посмел?!! – не выдерживаю я. – Посмел спать в одной кровати со своим собственным мужем?! Мама, извините, конечно, но идите нафиг!
– ЧТО?! Широгане! – картинно всхлипывает теща. – Видишь, до чего я дожилась?! В доме моего собственного сына мой собственный зять хамит мне! Разве я заслужила это на старости лет?
Интересно, сказать ей правду?..
– Акира-кун! – рассерженно грозит Широгане. – Как ты разговариваешь с моей мамой?!
– Да, как он со мной разговаривает! – подтявкивает теща. – Ведь я же твоя мама, Широгане! Я в муках рожала тебя, растила, воспитывала... и такова мне благодарность! Не думала я, не думала, что доживу до такого! Что дальше?! Неужели на старости лет мне даже стаканчик водички никто не подаст?! Если даже сейчас я не слышу от этого нахального, бестактного человека ни одного доброго слова! И, что хуже всего, мой сын ему это полностью позволяет!
– Конечно нет, мамочка! Прошу тебя, успокойся, Акира-кун сейчас же извинится. Правда, Акира-кун? – повышает голос Широгане.
– Да, давай извиняйся! – нагло требует теща. – Сию же секунду!
– Даже не подумаю! – напряженно сжимаю я кулаки.
– Что ты сказал?! – рявкает теща.
– Даже. Не. Подумаю! – повторяю я более отчетливо. – Вот скажите, мама, за что я должен извиняться?! За то, что вы, приехав в гости, с первых же минут оскорбляете меня?! Или, может, за то, что из-за вас я не могу своего мужа даже обнять нормально, потому что вы начинаете орать, что я его развращаю?! Не знаете вы слова разврат, мама! И своего сына вы в таком случае, выходит, СОВЕРШЕННО не знаете!
– Акира-кун! – моментально краснеет Широгане, пряча глаза от мамы.
– ...Или, может, мне извиниться за то, что вы жрете мои нервы чайной ложечкой без хлеба?! Вот скажите, вы вообще про совесть слышали?! А про элементарное чувство такта?! А про уважение к чужой личной жизни?! И да, поверьте мне, если бы вы не были матерью моего мужа – которого я люблю так, что вам и не снилось! – я бы сейчас выражался СОВСЕМ другими словами! Вполне возможно, что просто бы предложил выйти и поговорить по-мужски!
– Ну ты нахал!
– От нахалки слышу! – рычу я, не обращая ни на что внимания хватаю вещи, выхожу в коридор, на ходу одеваюсь и иду к двери.
– Акира-кун! – вскакивает с кровати Широгане. – Ты куда?
– Ничего, пускай идет! – шипит теща. – Давай! Счастливого пути!
– Акира-кун, подожди! – кричит Широгане мне вслед, но я выхожу из дома, хлопнув дверью.

* * *

– Могу только посочувствовать, – тяжко вздыхает Мастер, наливая мне чашку чая с лошадиной дозой мяты. Я сижу у него у него в баре уже третий час, и за это время, похоже, немного остыл.
– И хуже всего то, что я просто не знаю как поступить, – бурчу я. – Широгане, наверное, сейчас сидит, волнуется, скорее всего – даже плачет, в то время как это чудище капает ему на мозги, перемывает мне косточки и настраивает против меня. А ведь в его положении... Да пока эта крокодилище не приехала, я с него пылинки сдувал! А тут это... Меня в жар бросает как подумаю, в каком он сейчас, должно быть, состоянии! Я знаю, что нужно бежать к нему, я хочу быть рядом с ним, я люблю его! Но одна мысль о том, что там сейчас эта тварь болотная, отбивает у меня желание приближаться к дому на километр!
– Да уж... Похоже, эта женщина не меняется. В прошлой жизни она тебя тоже пилила. Но тогда тебе было проще: когда она окончательно доставала, ты просто втихаря от Широгане объявлял ее персоной нон грата в мире света.
– Эх, старые добрые времена, – мечтательно вздыхаю я, сделав большой глоток чая. – Ладно, пойду уже домой, а то чувствую, доведет она Широгане...
– Давай, беги. И... удачи тебе, – ободряюще машет мне рукой на прощание Мастер.

* * *

Ну вот, я дома! Раз уж эта муза Хичкока здесь поселилась, придется повесить табличку: «Оставь надежду всяк сюда входящий». А что делать? Все равно я Широгане люблю и никуда от его родни не денусь. Правда, есть еще кое-что... надеюсь, Хомураби не подкачает, ой как надеюсь!
Открываю дверь... и вижу тещу, вокруг которой полно чемоданов, и Широгане, пытающегося вырвать у нее руку.
– Пошли, я сказала! – строго прикрикивает теща.
– Мама, отпусти меня! Я никуда не пойду!
– Пойдешь! Не спорь с матерью!
– ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИХОДИТ?! – не выдерживаю я и ударяю кулаком в стену.
– Что происходит?! Я забираю Широгане домой! – заявляет теща.
– Никуда вы его не заберете! – становлюсь я между тещей и Широгане. – Я скорее позволю вам, мама, вырвать мне кишки и сожрать их вилочкой!
– Широгане нужен покой и любовь, а не...
– Вот потому и езжайте домой, мама. Одна! А своего мужа я никому не отдам! Только через мой труп... нет, даже это вам не поможет! Один раз я уже трупом валялся, и фиг его оставил! Так что делайте что хотите, а Широгане я не отдам ни вам, ни кому-либо еще!
– Тебя никто не спрашивает! Я мать, я лучше знаю!..
Тещу прерывает звонок в дверь. На несколько секунд повисает пауза, а потом я подхожу к двери, открываю ее... и страдальчески стону. КАМИ-САМА, НЕ-Е-ЕТ, ЗА ЧТО?!!! ТЕБЕ ЧТО, МАЛО?! Ладно уж теща со всеми выходящими последствиями... но ЗАЧЕМ БЫЛО ПОДКИДЫВАТЬ СЮДА ЕЩЕ И ЭТУ МЕРИ СЬЮ?!!
– Акира, я так рада тебя видеть! – весело хлопает в ладоши Серина Харумия, повиснув у меня на шее. – ШИРОГАНЕ! Я ТАК СОСКУЧИЛАСЬ!! – радостно кидается она на Широгане, чьи глаза в ужасе округляются. Хм... похоже, мама Мери Сью не особо интересует.
– Широгане, какой у тебя животик! А ведь у нас с тобой будет много деток, правда? Ведь ты такой лапочка!
А вот это уже не смешно! Чего-чего, а того, что к моему мужу какая-то девица лезет целоваться, я точно терпеть не собираюсь! Кроме того, Серина Харумия так стиснула Широгане в садистских объятиях, что ему, в его-то положении, поплохело!
– Сыночек! – в панике охает теща, но подойти к Мери Сью не решается.
– Нет, все, с меня хватит! – рычу я и, не щадя себя, подхожу к Мери Сью.
– Ты тут задержалась, деточка! – отрываю я Серину от Широгане. – Пошли!
– Куда? Акира, куда ты меня ведешь? К двери? А-а-а, ясно, ты хочешь остаться со мой наедине, я ведь такая!..
– Серина, я хочу тебя кое с кем познакомить! – вышвыриваю я ее за дверь. – Это мои старые друзья! Я попросил Хомураби – ты ведь помнишь Хомураби? – организовать им небольшой отдых в нашем мире! Знакомьтесь: Серина – кокучи, кокучи – Серина! Удачного времяпрепровождения! – и хамски-галантно захлопываю входную дверь.
– УХ ТЫ, ВЫ ТАКИЕ СИМПАТИЧНЫЕ!!! Вы меня любите, да? Я же знаю! Вы здесь потому, что я такая красивая, симпатичная, и вообще замечательная! И кто-то из вас может стать моим избранником!.. – доносится из-за двери вместе с паническим ревом разбегающихся кокучи.
– Ну, вот и все, – с облегчением вздыхаю я. Хотя... громко сказано. Ибо посреди гостиной так и стоит столбом моя ненаглядная теща.
– А ты смелее, чем я думала, – выдыхает она, все еще не в силах справиться с пережитым ужасом.
Широгане, похоже, чувствует себя не очень хорошо. Я подхожу к нему, обнимаю и усаживаю в кресло:
– Успокойся, милый, все хорошо. Она тебя больше не обидит. Дыши глубже. Принести тебе чего-нибудь?
– Да... водички... и капустки, – жалобно глядит на меня Широгане нежным взором.
– Конечно, любимый, – улыбаюсь я и, уйдя на кухню, стону нарезая капусту соломкой.
– Спасибо, Акира-кун, – благодарно шепчет Широгане и, уже хрумкая капустой, немного успокаивается.
– Ну что ж, мама, – хозяйски говорю я. – Спасибо, что приезжали, мы ваш визит никогда не забудем! До свидания! – хватаю я тещу за плечи и крепко чмокаю в щеку.
– Мама, ты уже едешь? – всхлипывает Широгане, подбегает к маме и целует ее на прощание. – До свидания, мама! Я буду скучать! Приезжай еще!
– Но мы вас не заставляем, не подумайте! – добавляю я, провожая тещу к двери.
– Подождите, ведь я!..
– До свидания, мама! – настойчиво повышаю я голос, вывожу тещу за порог, вручаю ей в руки ее чемоданы и быстро закрываю дверь.
– Ах, мама так быстро уехала! – грустно вздыхает Широгане.
– Ничего, милый. Ты ведь знаешь, в ее возрасте и с ее здоровьем лучше не покидать мир тени надолго.
– Да, ты прав, – говорит он, доедая последние кусочки капусты. – И все-таки, я буду по ней скучать.
– Конечно, я тоже! – ах, Акира-Акира, какое же ты брехло все-таки!.. – Зато теперь мне не нужно ни с кем тебя делить! – мурлычу я, обнимаю Широгане и легонько целую.
– Жадина, – дует губки тот.
– Да, жадина! – соглашаюсь и снова его целую.
– Но, все равно, я расстроен!
– Хочешь, я тебя утешу? – ухмыляюсь я, хватаю Широгане на руки и несу в спальню...
– ...Акира-кун! – стонет Широгане с неприкрытым восторгом, когда я нависаю над ним, жадно целуя шею.
– Широгане... – только и могу выдохнуть я. Внутри все горит, учащенное дыхание и стоны Широгане сводят сума. С непередаваемым наслаждением я снимаю с него одежду, пока он нетерпеливо распахивает мою рубашку срывая пуговицы, и прижимается. Чувствую как его пальчики слегка царапают мою спину.
Оставляю на нем только нижнее белье. Сам он уже снял с меня все. Смакуя, стягиваю с него зубами последние кусочки ткани...
...и тут звонит стоящий на тумбочке телефон! Я мысленно (а может и не только мысленно) взвываю, в то время как Широгане, вздохнув, берет трубку.
– Алло! Мама? Привет, мамочка! Уже дома? Хорошо добралась? Чем я сейчас занят? Ну...
– Ничем особенным, мама! – ору я голосом колхозника-ударника. – Мы тут так, сексом трахаемся!
Не дожидаясь ответа, я выдергиваю телефонный кабель, сметаю телефон на пол и затыкаю поцелуем рот попытавшегося возмутиться Широгане.

* * *

Лежу на спине. Одна рука подложена под голову, другая обнимает Широгане, перебирая пряди его разметавшихся волос. Сам же син, прижавшись ко мне, немного посасывает мочку моего уха.
– Акира-ку-у-ун, – томно мурчит он, лаская пальцами мою грудь.
– Да, любимый? – шепчу я и, повернув голову, целую свое чудо.
– Можешь... принести мне еще капустки?
– Да, милый, конечно принесу. Мне ведь совсем не сложно. И то, что мне эта капуста уже снится – это тоже фигня. Я тебя об одном прошу: не роди кролика!
– Ну, ты!.. – пробует надуться Широгане, но я снова захватываю его губы, долго целую, полностью хозяйничая у него во рту языком, а потом неохотно отрываюсь и иду на кухню резать капусту.
Мое имя Никайдо Акира. Мне 19 лет, я Стрелец, у меня третья группа крови, каштановые волосы, серо-зеленые глаза... и мне остается только исполнять все прихоти моего мужа Широгане, который уже на пятом месяце беременности.

запись создана: 07.12.2009 в 21:20

@темы: Монохромный фактор

URL
Комментарии
2010-01-07 в 13:16 

Угу,не колошет! Просто лень XD
Вай,я в восторге!

2010-01-07 в 16:56 

kica18
Лу-тян и не колышет! у меня тоже была такая реакция когда это божество прочитала, получила море удовольствия

URL
     

Loveless

главная